Выбери любимый жанр

Любовь по найму (ЛП) - Прескотт Люк - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Люк Прескотт

Любовь по найму

Глава Первая

Адалин

Прежде чем сесть на диван, я зажигаю на своей крохотной елочке гирлянду, наслаждаясь ее яркими отсветами на темных стенах комнаты. Ноги гудят, потому что за весь день я практически ни разу не присела, поэтому кладу их на журнальный столик и тянусь за пледом. Потягиваю горячий шоколад, одновременно укутываясь в теплый плюш до пояса. Завтра мой последний рабочий день перед праздниками. Кабинет врача, где я работаю, закрывается до начала года, и меня это разочаровывает. Я лучше буду работать, чем проводить время со своей семьей. Я даже пыталась убедить доктора Джонса отменить поездку домой, чтобы повидаться со своими родными, но она рассмеялась и сказала, чтобы я радовалась свободному времени и наслаждалась общением с близкими.

Нет ничего приятнее, чем быть рядом с моей семьей. Моя сестра замужем, брат тоже женат. У сестры двое детей, брат ждет своего первенца со дня на день. А я - паршивая овца. Та, кто сосредоточилась на успешной карьере, выбрала стать медсестрой, приобрести собственное жилье, вести холостяцкую жизнь. Большинство родителей гордились бы своей дочерью за такую целеустремленность и самостоятельность. Да, большинство. Но не мои.

Мои родители пытались выдать меня замуж с тех самых пор, как мне исполнился двадцать один. Когда в этом году мне стукнуло тридцать, для них эта дата больше походила на похороны. Моя молодость прошла. Мои способности к зачатию упали до нуля, и я не смогу забеременеть. Не говоря уже о том, что ни один человек в моем возрасте не остается в одиночестве. Нет, они все женаты и с детьми, живут в домах с белым заборчиком, тренируют детскую бейсбольную лигу. Моя мама написала на открытке логин и пароль от сайта знакомств, на котором создала мне профиль. Да, это был ее подарок мне.

Идея поехать домой на две недели, и смириться с родительским отношением ко мне, действительно начала меня напрягать. Мелкие подколы, вопросы с подвохом, и постоянные насмешки – не так я хочу провести Рождество. Поглядывая на свою елочку, я улыбаюсь. Мне больше хочется остаться в своей квартире и любоваться огнями гирлянды.

Звонок вырывает меня из фантазии, как было бы замечательно остаться дома, и я хватаю телефон. Шумно выдохнув, отвечаю практически без пауз.

— Привет, мам, что случилось?

— Адди, когда именно ты приедешь, потому что скоро придут все твои тети и дяди. Мы не собирались всей семьей вместе в течение уже многих лет. Жаль, что ты приедешь одна. Это может быть последнее Рождество твоей бабушки, и было бы хорошо, если бы она знала, что о тебе есть кому позаботиться, — вздыхает мама, на мой взгляд – слишком драматично.

— Мам, ты же в курсе, что на дворе две тысячи семнадцатый год, верно? Женщинам не нужны мужчины, чтобы заботиться о них, мы можем сами позаботиться о себе. Черт, есть множество женщин, которые наоборот, заботятся о своих мужчинах, — парирую я, снова расстраиваясь.

— Твой брат никогда не позволит Трейси заботиться о нем, и он моложе тебя. Хотя в таком темпе тебе придется радоваться тому, что ты сможешь заполучить хоть какого мужчину. И ты это знаешь, потому что становишься старше, Адди. Ты хотя бы заходила на сайт, где я тебя зарегистрировала? Там есть несколько мужчин. В основном разведены из-за возраста, как у тебя, но все равно их можно посмотреть.

Я отодвигаю телефон в сторону и размышляю, а не повесить ли трубку. Сказать, что в моем телефоне сдохла батарея. Но вместо этого я возвращаю его к уху.

— Мне тридцать лет, мам, а ты говоришь так, будто я потратила впустую всю свою жизнь. Я не смертельно больна, а просто медсестра, делающая карьеру и живущая одна.

— Я прекрасно знаю, что ты одинока. — Я реально слышу, как она осуждающе закатывает глаза. — Ты должна уже привыкнуть к этому.

— Хватит, мама, — предупреждаю я, повышая голос.

— Не разговаривай со мной таким тоном. Тебе может не понравиться то, что я скажу, но я твоя мать.

— О, я в курсе, да, — язвлю в ответ.

Я слышу, как она закрывает дверь, и громкий звук работающего телевизора, доносившийся на заднем плане, исчезает. — Адди, мы с твоим отцом разговаривали, и я думаю, что понимаю, в чем дело, — шепчет она.

— И?

Замечательно. Не могу дождаться ее объяснений.

— Ты лесбиянка? В сексуальном плане ты любишь женщин? — ее голос дрожит и едва слышен.

Мой желудок скручивает от злости, когда я ее слышу.

— Я не лесбиянка, мам, а если бы и была, то не скрывала бы от тебя свою ориентацию. Я не хотела пока ничего говорить, потому что знаю, как ты любишь раздувать из мухи слона, но я кое с кем встречаюсь уже несколько месяцев. Он удивительный, но приехать на Рождество не может, поэтому я не видела смысла говорить вам о нем, — вру с поразительной лёгкостью.

Ее визг заставил меня снова отодвинуть телефон подальше от уха.

— Адалин Митчелл, как ты могла скрывать от меня такое? Как его зовут? Чем он занимается? Он должен приехать на Рождество, Адди. Мы, может быть, в последний раз все вместе. Ты должна привезти его, и я не приму «нет» в качестве ответа. На самом деле, почему бы тебе просто не дать мне его номер, и я лично ему позвоню, чтобы пригласить к нам.

Мои глаза распахиваются, и я очень хочу пнуть саму себя. Черт, о чем я только думала? Конечно, она бы хотела, чтобы я привезла его.

— Мама, у него тоже есть семья. Ты же не можешь ожидать, что он не увидится с ними, — говорю я, надеясь, что она все поймет. Ее смех заставляет меня думать иначе.

— Проще простого, они все к нам приглашены. Дай мне их номера. Адди, это так захватывающе. Подожди, когда я скажу твоему отцу.

Оглядываясь по сторонам в комнате, будто какой-то парень собирается волшебным образом возникнуть из воздуха, я жую нижнюю губу. Что же мне теперь делать? Она не собирается отступать. Я могла бы ей сказать, что мы расстались, но, если я так и сделаю, она обязательно найдет кучу примеров, как я должна все исправить. Черт!

— Я поговорю с ним сегодня вечером и дам вам знать, — я пытаюсь выиграть время, но слышу, как мама хлопает в ладоши, и снова кричит: — Поговори с ним немедленно и потом мне перезвони! Надо убедиться, что у нас достаточно стульев, посуды и еды. Завтра я еду за покупками, так что пришли мне список его любимых блюд, чтобы я их приготовила. Я хочу, чтобы ему было уютно.

— Конечно, мам, я обязательно тебе перезвоню, — обещаю и, даже не дождавшись ответа, вешаю трубку.

Закрыв глаза, я горестно вздыхаю. Какого черта я только что сделала? Откинув голову назад, смотрю на рождественские огни, освещающие потолок. Рождество должно быть посвящено семье и друзьям, а не обману своей матери. Если бы у меня был друг, которого я могла бы попросить, или, может быть... мне в голову приходит поразительная идея, и я чуть ли не подпрыгиваю на диване.

Схватив телефон, заглядываю в интернет, начиная искать себе пару. Это самое жалкое и глупое, что я когда-либо делала, но на данный момент именно это может спасти мой отпуск.

Глава Вторая

Адалин

Я искала и искала, но не нашла никого, кто рекламировал бы себя, что будет вашей парой в течение длительного периода времени. Все говорят только о свадьбах, похоронах, встречах выпускников, но ничего из этого мне не подходит. Но я в отчаянии. А отчаявшимся и жалким выбирать не приходится.

Взяв телефон, я набираю один из номеров, который нашла в Google. Вот так выглядит самое дно. Я уверена, что нет ничего хуже, чем платить кому-то за то, чтобы он быть твоим поддельным парнем, лишь бы твоя семья разжала коготки на твоей заднице.

Звон в ухе громкий, почти такой же, как мой пульс. Желудок сжимается, нервы на пределе и внезапно мое горло становится настолько сухим, что я даже не уверена, смогу ли протолкнуть через него хоть слово.

1
Литературный портал Booksfinder.ru